Макрона встретили в США объятьями и овациями, но переубедить Трампа не удалось

Париж поддержит военное присутствие США на севере Сирии, заявил президент Франции Эммануэль Макрон в Вашингтоне. Какие еще заявления сделал французский лидер после встречи с президентом США?

Освободившись от объятий Дональда Трампа, сорвав овации в Конгрессе, Эммануэль Макрон снял пиджак и отправился к студентам университета Джорджа Вашингтона. Из его слов стало понятно, что он больше не настаивает на длительном присутствии американских войск в Сирии, а разделяет позицию Трампа, что военных можно вывести после разгрома ИГИЛ (группировка запрещена на территории России). Будущее Сирии Макрон настроен решать дипломатически и отметил важность вести переговоры с Россией.

"На протяжении последних недель ведутся консультации малой группы стран, куда вошли США, Великобритания, Франция, Иордания и Саудовская Аравия. Новая малая группа сможет создать мост между Астаной и Женевой, чтобы стабилизировать ситуацию в регионе и открыть каналы связи с Россией и Турцией. Это единственный способ в долгосрочной перспективе исправить ситуацию в Сирии", — заявил президент Франции Эммануэль Макрон.

Но на подходе другая проблема — иранская ядерная сделка, которую Трамп назвал худшей в истории, и от которой он хочет избавиться. Европа категорически против разрыва соглашения. Позиция Макрона проста: если страна пошла на сделку, ее надо соблюдать. Но у Трампа совершенно другая бизнес-логика: если он не подписывал документы, то ничего никому и не должен.

Это очевидно подрывает вообще мировую дипломатию. Выходит, что США могут разворачивать свою политику на 180 градусов только из-за того, что в Белом доме другой президент. С таким подходом гарантировать, к примеру, безопасность Северной Корее, а значит добиться существенных подвижек по ядерному досье страны, будет гораздо сложнее. Макрон, очевидно, все это пытался донести до Трампа. И чувствует, что не донес.

"Я не мазохист", — заявил Макрон, имея в виду, что не пытался убедить Трампа отказаться от своих предвыборных обещаний по Ирану — это все-равно, что биться головой о стену. Но понятно, что в случае выхода США из соглашения и развала ядерной сделки с Ираном будут болезненные последствия для всех глобальных и региональных игроков. Еще одну попытку избавить всех как минимум от болей в голове предпримет Ангела Меркель, которая прилетит на переговоры с Трампом 27 апреля.

Сегодня