Тема:

Нелегалы в Европе 1 сутки назад

Меркель сделала то, чего не может делать политик ее уровня

Автор: Дмитрий Киселёв

В Брюсселе завершился саммит Евросоюза, где основной темой были беженцы из Северной Африки и Ближнего Востока. Собственно, это люди, которые ищут спасения от невыносимых условий, в которых оказались благодаря коллективному Западу: вторжению в Ирак, агрессии в Ливии и подрывным действиям в Сирии. Беженцев — миллионы. Евросоюз теперь эту кашу пытается расхлебать. Ангела

Меркель поначалу, было, пригласила мигрантов к Европу, но явно недооценила и людской поток, и возможности стран Евросоюза принять всех. Из-за этого и ее собственные позиции пошатнулись. Дело дошло до ультиматума со стороны министра внутренних дел в ее правительстве Зеехофера. Или Меркель находит решение миграционной проблемы в масштабах всей Европы, или силовики Зеехофера закрывают перед мигрантами границы Германии. Срок, отведенный Меркель, — две недели. И вот она, словно Золушка, должна была успеть. Иначе кучер ее превратится в крысу, лошади — в мышей, карета — в тыкву, а наряд — в старое платье. Меркель успела. Но не без потерь.

На саммите в Брюсселе, если по-простому, договорились строить для потенциальных мигрантов у них дома концентрационные лагеря. Называются они, конечно, нейтрально – "центрами". В них беженцы будут проходить фильтрацию. Внутри Европы — тоже центры-накопители. По типу гетто.

Итальянцы настаивали на пересмотре Дублинских соглашений, по которым первая страна, принявшая мигрантов, за них и отвечает. Дублинские соглашения договорились когда-то в перспективе модифицировать. Но Шенгенскую зону, то есть свободное перемещение между странами ЕС, для мигрантов все же ограничить. То есть Шенген не для всех.

Автор: Михаил Антонов

Прошедший саммит ЕС был чем-то похож на средневековые папские выборы в Витербо: Ангела Меркель ехала в Брюссель с намерением запереться и, если надо будет, разобрать крышу над Евросоветом, посадить всех на хлеб и воду, пока не подпишут общий план по миграции. Ради собственного спасения, точнее, надежды на него, канцлер должна была решить несколько задач, в том числе и ту, которую решали 750 лет назад: помирить итальянцев с французами. Начали в четверг в 16. Сопротивление Рима иссякло только к половине шестого утра пятницы.

"Я надеюсь, что это хороший знак. Мы согласовали общий текст по проблеме, возможно, самой сложной для Европейского Союза", — отметила Меркель.

Общий текст (это самое главное) получился примечательный. И тем, что нем зафиксировано, и тем, чего в нем и в помине нет. Европейцы решили профинансировать строительство в Африке, в первую очередь в Ливии и европейских странах (это по желанию), центров для размещения мигрантов, выловленных в Средиземном море.

"Эти центры являются ответом на призыв о солидарности без изменения наших общеевропейских правил. И, как мне кажется, это компромисс и ответ Италии на ее призыв о помощи", — заявил президент Франции Эммануэль Макрон.

В этих центрах контроля люди будут содержаться до определения их дальнейшей участи: от открытых дверей до концентрационных лагерей за три года. Привет — ценностям! Но такое оно, нынешнее согласие на фоне судов, набитых крепкими чернокожими мужчинами, причаливающих к европейским берегам.

Недавно крохотная Мальта приняла пополнение — сразу двести человек. Италия тоже принимала, но теперь все, и Рим настаивает на пересмотре Дублинских соглашений, которые предписывают размещать мигрантов в стране их первичной регистрации, — Италия тут получается в числе крайних. Хорошо еще, что успокоилась она только обещанием поработать над реформой. Не вздумайте обмануть, предостерегает министр внутренних дел Италии Матео Сальвини. И за Францией еще должок.

"Я поступлю, как святой Фома: не поверю, пока не увижу. ЕС не раз уже выставлял нас дураками. Франция, если будет придерживаться того, что она подписала, должна открыть свои двери 9 тысячам беженцам, которые сейчас в Италии. И только Макрон сможет вновь обрести право проповедовать и открывать рот", — заявил Сальвини.

Как бы мир. К 2020 году усилят пограничные силы Frontex, и вопрос с внешними границами пока решили считать закрытым. С внутренними — сложнее: опять никаких квот, никакого единого подхода — прием мигрантов на добровольной основе. Венгрию, Польшу, Чехию и Словакию это вполне устраивает.

"То, чего нам удалось достичь, можно назвать огромным успехом Польши. Если кто-то хочет принять беженцев, поступайте, как хотите", — сказал премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий.

"Вышеградская четверка" получила свое, Италия — свое, Макрон приехал, уже осчастливленный согласием Германии на создание бюджета Еврозоны, но вот шведский премьер Стефан Левен даром что подписал, а недоволен тем, чем довольны поляки: вторичная миграция душит его страну — системы распределения беженцев внутри ЕС как не было, так и нет.

"Данная система должна основываться на правах ищущих убежища, а также на стабильно функционирующем порядке их расселения", — уверен Левен.

Свобода перемещения беженцев или тех, кто ими прикидывается, туда, где побогаче, — это и стало основой конфликта Ангелы Меркель с баварским Христианско-социальным союзом. И чтобы потушить горящее под ней кресло канцлера, она вынуждена по сути инициировать частичный демонтаж Евросоюза: вопросы реадмиссии Германия будет решать в двустороннем порядке. Уговорами, в самых острых случаях еще и деньгами Меркель удалось склонить 14 стран к исполнению Дублинских соглашений, тех самых, что Италии обещали пересмотреть.

"Греция и Испания готовы принять тех, кто уже сдал отпечатки пальцев", — заявила Меркель.

Теперь ключевой вопрос: удовлетворятся ли этим ХСС и возглавляющий его министр внутренних дел Хорст Зеехофер?  Актив его партии провел интенсивные консультации. Согласно утечка, баварские консерваторы не довольны результатами саммита. Газета Bild сообщает, что, по словам Зеехофера, все достижения Меркель приведут только к росту притока мигрантов в Германию . Решится ли он в связи с этим форсировать правительственный кризис через перекрытие вопреки воли шефа границ Германии или, возможно, только родной Баварии, как грозился это сделать? Пока не ясно.

Ясно, что пока конфликт не исчерпан, скорее, загроможден часами переговоров, планами, цифрами и другими политическим спецэффектами. И они очень дорого обходятся Германии. Даже если конфликт канцлера с министром внутренних дел не получит драматического продолжения, Меркель уже сделала то, чего не может делать политик ее уровня: она ясно обозначила всему миру свои болевые точки, отдала политическую стабильность Германии в руки своих партнеров по ЕС, то есть поставила ее в зависимость от чужой воли выполнять или нет взятые на себя обязательства.

Сегодня