Комедия о трагедии: фильм о блокадном Ленинграде разжег споры

"Празднику" на трагедии блокадного Ленинграда не место на экранах. Это заявили в Российском военно-историческом обществе и обратились в Минкульт с просьбой не выдавать фильму прокатное удостоверение. Против новой картины выступили петербуржцы и депутаты Госдумы, ветераны и артисты, пользовали соцсетей и не только. Саму идею снять черную комедию о новогодней ночи в семье с особыми привилегиями в голодающем городе многие называют кощунственной. При этом режиссер утверждает, что его неверно поняли, а фильм на самом деле о любви.

Несколько роликов и с десяток фотографий. Это то немногое, что можно найти на тему комедии "Праздник". Блокадный хлеб и изможденная девушка, а тут кулинарная книга и праздничный стол с шампанским и салатами. О чем кино? Режиссер это объяснил со страницы сайта, где пытался собрать деньги на съемки.

"Это блокадный Ленинград. Семья, живущая на особом положении. То есть у них к празднику все готово. Стоит огромная елка, наряженная красивыми игрушками. На столе скоро будет курица и шампанское. Неприятности начинаются, когда в доме появляются двое незваных гостей, одна из которых очень голодная", — поясняет режиссер Алексей Красовский.

Из полутора необходимых миллионов собрали 127 тысяч 77 рублей. Задумка совместить понятия "блокада" и "комедия" многим показалась кощунственной.

"Я считаю, что это неуместный эксперимент. И для меня эта тема священная, сакральная и однозначная. Такими вещами нельзя играть, с ними не нужно экспериментировать. Поэтому я как депутат, избранный от Петербурга, да и просто как гражданин, по крайней мере попрошу тщательно изучить картину, прежде чем давать ей прокатное удостоверение", — попросил депутат Думы Сергей Боярский.

"Я категорически против всяких запретов в искусстве. Но есть вещи, которые просто недопустимы в силу этических норм. Ну, например, блокада и издевательство по этому поводу. Издевательство недопустимо никогда, не важно, трагедия это будет или комедия", — продолжил режиссер, народный артист России Владимир Бортко.

Режиссер Красовский, как и артисты, от комментариев отказываются. Но судя по соцсетям, они считают себя жертвой неверных интерпретаций. Утверждают, что фильм вообще-то о любви. В доказательство приводят отрывок:

- Чем вообще ты думал, когда пригласил Машу? Ты хочешь узнать, как мы живем, чем питаемся? Весь город голодает! А ты узнала об этом из газет или увидела из окна автомобиля?

Эта сцена разворачивается 31 декабря 1941 года. В первую самую тяжелую блокадную зиму, когда норма хлеба иждивенцам была 125 граммов, рабочим — 250. А тут курица на столе и Новый год за городом.

"Куда за город выезжать, когда город был блокирован? Мест-то не было, чтобы можно было проводить посиделки с курицей и с такими яствами!" – призывает к историзму доктор исторических наук Борис Белозеров.

Ирина Зимнева ребенком всю блокаду провела в Ленинграде. Она из тех, чью семью можно было бы назвать привилегированной. Дядя — замминистра машиностроения. Но получала она те же 125 граммов. Узнать о комедии Красовского ей было обидно и больно.

"Снимать комедию о трагедии нельзя. Город наш умирал, жители боролись за жизнь и страдали и работали. Старались как можно больше сделать для города. И в такой момент говорить о комедии – это просто даже не укладывается в голове", — считает Ирина Зимнева.

Фильм сейчас на стадии монтажа, на съемки создателям пришлось потратить собственные средства. Окупить их пробуют на том же сайте. Продают хлопушку с автографами за 200 тысяч, сценарий — за 100. И даже завтрак с режиссером — 300 тысяч. Спрос тоже невелик.

Даниил Гранин в "Блокадной книге" приводил воспоминания про новый 1942 год. Тогда в Ленинград каким-то чудом доставили мандарины из Грузии и раздали детям. Память об этих фантастических в тех условиях мандаринах теплой волной, писал Гранин, связала сотни людей. Неизвестно, насколько документальна курица и жирующая семья, но это тоже может сформировать память тех, кому тяжело прочесть "Блокадную книгу".

Сегодня